Приход села Сенницы

 

История «Жемчужины»

Если попытаться описать сенницкий приход одним словом, то, вне всякого сомнения, для этого следует употреблять слово «жемчужина». Именно оно наиболее полно передает впечатление, которое остается после знакомства с историей этого старинного барского поместья. Там так много всего произошло, что просто не знаешь, с чего начать свое повествование…

Сенницы относились к Ростиславльскому стану и граничили с землями, приписанными к Сосновской Покровской пустыни, и угодьями села Рядинки. Называлось это селение по-разному: в документах оно именуется и сельцом Плоский Брод, и Михалевым, а потом Сенницами. Принадлежала же эта вотчина служилым дворянам Есиповым, но каким именно, теперь сказать трудно. Одни Есиповы служили еще рязанским князьям, а другие происходили из Новгорода и были переселены при Иване III в московские пределы. В конце XVI века – судя по записям в «Платежных книгах» 1595 года, на которые ссылается отец Иоанн Добролюбов, – вотчиной владели Борис Иванович Есипов и князь Афанасий Федорович Гагарин.

В Зарайском уезде у князей Гагариных было несколько имений в двух станах. Они благополучно переходили к потомкам по наследству, и к началу XVIII столетия Сенницким поместьем владели братья Иван и Матвей Петровичи Гагарины. Они отправляли многочисленные государевы службы, исполняя различные дела, занимали высокие должности, а оттого были «в чести у царей». В особенности же близок к царю Петру Алексеевичу был князь Матвей Петрович, который стал по царскому повелению комендантом Москвы и отвечал за ремонт стен Московского Кремля и Китай-города.

Как и в большинстве других вотчин Приокского края, изначально церкви в Сенницах строили из дерева. Последний из известных нам деревянных храмов возвели в XVII веке, никак не ранее, ибо в платежных книгах конца XVI века Сенницы под названием «Плоский брод, Михалева тож» записаны «сельцом». Это указывает на то, что церкви там не было, ибо сельцом называлось селение, в котором не было церкви, но был двор землевладельца и часто часовня. Этим сельцо отличалось от деревни – крестьянского селения, не имевшего господского поместья и храма.

Итак, выстроенная в XVII веке деревянная церковь была освящена в честь Вознесения Господня. До наших дней дошли сведения, относящиеся к 1676 году, о том, что принадлежало той церкви пахотной земли 18 четвертей «в поле, да дву потому же» (т.е. 36 четвертей) сенных покосов на 30 копен. Из служивших в той старой церкви священников известен отец Адриан. На рубеже XVII и XVIII веков в Сенницах служил отец Павел, которого в январе 1703 года сменил иерей Иоанн Тихонов.

На то, что село было вотчиной (местом жительства владельцев), говорит запись в тех же документах: «На приходе той церкви 5 дворов боярских, 12 дворов детей боярских, 35 дворов крестьянских, 10 дворов бобыльских, а всего 62 двора». Из чего следует, что землями вокруг Сенниц владели 17 хозяев – 5 бояр и 12 детей боярских. Многие из них были в родстве, и часть земель вокруг села принадлежала фамилии Гагариных. Не все эти господа были «ровней», и среди остальной помещичьей братии, безусловно, на первых ролях были князья Иван и Матвей Петровичи Гагарины. Жили они истинно по-княжески, в хоромах (так называлось большое, сложное строение, состоящее из многих частей, с различными пристроями и хозяйственными дворами). Хоромы всегда строили из дерева, а из камня возводили «палаты». Поэтому каменщиков называли «мастера палатного строения».

Когда князья Гагарины пожелали украсить свою вотчину необыкновенным храмом, для производства строительных работ они пригласили русского зодчего Григория Евсеева. Он был уроженцем вотчины стольника И.П. Бунакова, крестьянином деревни Верхние Переделицы из прихода села Маркишево Подгородного стана Ярославского уезда. Мастер Евсеев происходил из рода ярославских каменщиков и плотников, бравших казенные строительные подряды и частные заказы. Работали они артельно, на нескольких объектах сразу. Князь Иван Петрович Гагарин заключил с евсеевской артелью контракт, датированный 28 марта 1701 года. Согласно условию, Евсеев должен был выстроить церковь в Сенницах за два года. Тот же мастер Григорий Евсеев 28 марта, заключив контракт с князем Гагариным, уже 1 апреля подписывает условия с Иваном Осиповичем Буйловым, подрядившим «Евсеева со товарищи» строить в Коломне каменные палаты для «гостиной сотни Ивана Ивановича Ушакова».

К сожалению, в сохранившихся документах не указывается, откуда брались строительные материалы – белый камень, кирпич и известь. Но судя по тому, что в других строительных контрактах часто упоминаются сделки по выработке кирпича, устройству «известных печей» и поставках «тесаного камня», можно предположить, что церковь в Сенницах возводили из материалов местной выработки.

Архитектура храма была необычна для здешних мест. Специалисты относят сенницкую церковь к стилю «нарышкинского барокко»: она представляет собой храм-звонницу, поставленный на высокий подклет. Четверик храма увенчан тремя восьмериками, средний из которых является собственно звонницей. К четверику примыкает полукруглый алтарь, с севера и юга пятигранные притворы, а с запада прямоугольная трапезная часть. В стене, отделяющей трапезную от четверика, устроены две лестницы: северная – в ложу владельцев и южная – на хоры и далее на звонницу. Подклет с церковью во имя Апостола Матфея служил зимним храмом и родовой усы- пальницей князей Гагариных. Средний восьмерик храма сделан сквозным – для колоколов. В верхнем восьмерике-барабане сохранилась надпись, указывающая на год окончания стройки – 1709-й, и имя заказчика – князя Матвея Гагарина. Не должна смущать разница в датах. Свою часть работы Григорий Евсеев «со товарищи» сделали в срок, иначе о невыполнении условий была бы отметка в делах. Отделка храма и его украшение потребовали больше времени, чем само строительство. Это обычная история такого рода.

Из рук в руки

В последующие годы Сенницкое поместье неоднократно меняло хозяев. В 1721 году князь Матвей Петрович Гагарин, находясь на славившемся «большими возможностями» посту губернатора Сибири, сильно хватил через край даже по меркам своего времени. Его необычайные подвиги на ниве казнокрадства и всякого иного лихоимства так неприятно поразили государя Петра Алексеевича, что никакие прежние заслуги его сиятельства не стали ему оправданием, и Матвей Петрович окончил свои дни на виселице. После казни князя принадлежавшие ему вотчины (и Сенницы в том числе) на некоторое время перешли в казенное владение. Но потом вотчину вернули семье, и ее владельцем стал сын повешенного вельможи Алексей Матвеевич Гагарин, которому наследовал сын, крещеный Матвеем в память о казненном дедушке. Этот отпрыск родового княжеского древа умер бездетным, и вотчина перешла в руки его племянницы Софьи Вильегорской (в девичестве Матюшкиной). У мадам Вильегорской и ее супруга было двое сыновей, Матвей и Михаил, которые стали владельцами Сенниц послед смерти родителей. Потом поместье стало собственностью князей Шаховских – один из них стал зятем Михаила Вильегорского, получив Сенницы в качестве приданого жены. Точно таким путем стал владельцем Сенниц граф Федор Эдуардович Келлер, ставший зятем князя Шаховского.

Каждый из этих господ оставил свой след в истории поместья, каждый из них пытался устроить его как можно лучше. Так князь Матвей Алексеевич Гагарин в 1771 году построил в Сенницах первый каменный дом. Князь А.И. Шаховской возвел новый барский дом с колоннами и основательно благоустроил парк. Граф Келлер, владея четырьмя ткацкими фабриками, мог многое себе позволить. Он снес прежние постройки и на месте домов бывших владельцев воздвиг свой дом в модном тогда стиле «викторианской готики». Немало изменений произошло за эти годы и в парке поместья. Только храм, возведенный мастером Евсеевым, оставался все тем же, каким он поставил его в начале XVIII века. Эта постройка была настолько массивной и дорогостоящей, была так хорошо выполнена, что переделать ее никто не решился.

История причта церкви в Сенницах

Из церковно- и священнослужителей каменного Вознесенского храма, выстроенного князями Гагариными, известно несколько пастырей и причетников. Открывает список священников, служивших при Вознесенской церкви, Феодор Аввакумов (в данном случае Аввакумов это отчество, может быть прочитано как Аввакумович), родившийся в 1681 году.

Он принял новопостроенный каменный храм в 1707 году, когда ему исполнилось 26 лет. Женат он был на Ефимии Никитичне, своей ровеснице. В 1710 году у них родился сын Антип, в 1720-м другой сын, Матвей, а в 1724 году дочь Марфа. В том же поповском семействе воспитывался племянник отца Феодора, Василий Нестеров, который был ровесником поповичу Матвею.

Дьяконом при этом храме служил Онуфрий Петров, 1701 года рождения, женатый на Евдокии Панкратьевне, рожденной в 1706 году.

К сенницкому приходу принадлежало несколько окрестных деревень: Балабаново, Кудрино, Трегубово, Бебехово которое также известно под названием Городище Старое Власово или Городок Старый Власьево. Это очень древние селения, известные еще в XVI веке. Столь же давно в Сенницком приходе были известны деревни Ковылино, Редькино, Климово (или, как ее еще называли, Климова Поляна). В 1740 году отцом Феодором Аввакумовым была составлена ведомость прихожан, бывших на исповеди и у причастия в том году, включенная в «Духовные книги Зарайского уезда 1740 года». В документе содержалось: “Всех же на приходе жителей 298 мужчин и 304 женщины».

В 1744 году поп Феодор Аввакумович передал приход своему сыну Антипию Федорову, который служил еще в 1760 году. Следующим из тех, о ком сохранилась память, был иерей Иоанникий Стефанов, о котором упоминается в документах 1784 года. После него настоятелем Вознесенского храма стал иерей Онуфрий Онуфриев, впервые упомянутый в делах, отно- сящихся к приходу в 1786 году.

Онуфрий Онуфриев был рожден в 1748 или 1749 году, когда его родителям было за 40 лет. Согласно «Ревизским сказкам священства Зарайского уезда» поданным в 1815 году, во время седьмой ревизии, отец Онуфрий умер, прослужив до 1813 года, будучи 64 лет от роду. Также известно, что у попа Онуфрия был сын Иван, родившийся в 1785 году. Приход отца он не унаследовал, взамен умершего отца Онуфрия на приход поступил молодой священник Василий Афанасьевич Бельдинский, который был рукоположен в сан 15 июня 1813 года, когда ему было 25 лет. Женат он был на Павле Михайловне, которой только что исполнилось 17 лет, и в 1814 году у них родилась дочь Александра.

Тогда же на приходе служил дьякон Савва Матвеевич, 1769 года рождения. Было ему в 1815 году 46 лет, а женат он был на Аграфене Онуфриевне, которой на момент ревизии исполнилось 43 года. Сын Саввы и Аграфены, Василий, рожденный в 1801 году, в 1815 году выбыл в Погост Василия Великого, став дьячком при тамошнем храме. А были у них еще дочери: Аграфена и Марья.

Дьячком был, по всему выходит, родной сын покойного на тот момент батюшки Онуфрия и родной братец дьяконицы Аграфены, Кондратий Онуфриевич, которому в 1815 году исполнился 41 год. Про жену его ничего не написано, а вот про деток все разобрано весьма подробно. Старший сын того Кондратия Онуфриевича, Алексей, коему только исполнилось 13 лет, «выбыл в мещанское общество». Куда именно, не сказано. Семейную традицию поддержал другой сын – Памфил, коему исполнилось 11 лет, он учился в Зарайском уездном духовном училище. Младший сын, Михаил, 9 лет, оставался дома, при отце. Дочери перечислены отдельно: Параскева 21 года, Васса 15 лет, Настасья 6 лет.

Пономарем был младший из детей покойного священника Онуфрия Онуфриева, Иван Онуфриев, 29 лет. Про него в клировой ведомости 1834 года, в подтверждение нашей прежней догадки, сказано, что был он священнический сын. Написано: «из школы» определен был в январе 1803 года к месту пономаря в село Прудки, а 15 января посвящен был в стихарь. Пономарем же в Вознесенской церкви села Сенницы был Борис Иванов, старший сын дьячка Ивана Иванова, 69 лет вышедшего «за штат» по причине «преклонных лет и многия болезни». Но в 1814 году в Прудках открылась вакансия священника, и Бориса Иванова, рукоположив в сан, поставили на это место во священника, а на открывшееся место пономаря в сенницкий приход, по резолюции архиепископа Феофилакта, 14 марта 1814 года пришел Иван Онуфриев.

Другой сын заштатного дьячка Иванова, Иван Иванов, 1790 года рождения, в 1812 году «выбыл в Московскую медико-хирургическую академию в число воспитанников». Супруга заштатного дьячка Ивана Иванова, Феодосия Никитична, была 60 лет от роду, а их незамужней великовозрастной дочери Марфе, жившей с родителями, было уже 36 лет.

Заштатным пономарем на приходе числился Алексей Саввич, 62 лет, и жена его Настасья Петровна, 60 лет.

Дьячком в Вознесенском храме служил также Михаил Кондратович Некрасов. Был он сыном прежнего дьячка Кондратия Онуфриевича и приходился дьякону Василию Саввичу и пономарю Ивану двоюродным братом.

Приход менялся мало, но все же надо отметить, что из ведомостей не усматривается судьба деревянной церкви, бывшей до постройки каменной. Клировая ведомость 1850 года так описывает положение дел: «Церковь в селе Сенницы построена тщанием прихожан, князей Гагариных. Зданием каменная, двухэтажная. Над нею устроена каменная колокольня. Приделов в ней два: верхний, настоящий, во имя Вознесения Господня, нижний во имя св. апостола Матфея. Утвари достаточно. По штату положено к той церкви причту: священник, дьякон, дьячок и пономарь. Земли при церкви: усадебной десятина да 100 квадратных саженей, пахотной 23 десятины и 100 квадратных саженей, сенокосной 3 десятины. Плана и межевой книги на эту землю нет. Никаких дел о ней не производится ни в каких инстанциях. Владеют ею члены причта. Дома у причта деревянные, собственные, на церковной усадебной земле. На содержание причта особенного оклада не положено. Содержание это посредственное. Зданий, принадлежащих церкви, нет. Приписанных и домовых церквей не имеется [это значит, что старая деревянная церковь была давно разобрана, иначе в ведомости о ней обязательно бы упомянули]».

Состав причта был таким же, но все же обратимся именно к этой ведомости, составленной в середине века. Уж больно важна эта дата, делящая век пополам. Итак: «Священник Василий Афанасьевич Бельдинский – 60 лет. Дьяконский сын. Окончил курс в Рязанской семинарии. Архиепископом Феофилактом 15 июня 1819 года был рукоположен в сан, а к месту при Вознесенской церкви в Сенницах поставил его преосвященный Иона, епископ Тамбовский. Проповеди говорил неоднократно. Катехизис знает довольно хорошо. В 1839 году определен по ведомству депутатом. В семействе у него жена Павла Михайловна 52 лет. Сыновья: Федор, 22 лет, окончил курс в Рязанской духовной семинарии со званием студента в 1850 году; Иван, 21 года, учился в Московской духовной академии; Петр, 17 лет, – в Рязанской духовной семинарии; Павел, 6 лет, жил дома. Дочери: Марья, 18 лет, и Дарья, 14 лет, обе грамотны».

Пономарем на приходе служил Алексей Васильевич Ершов, дьячковский сын, в 1850 году отметивший свое 28-летие. Он учился в Зарайском духовном училище, но подал прошение об отчислении, и 15 декабря 1840 года был определен в пономари к Вознесенской церкви. В стихарь был посвящен архиепископом Гавриилом 20 января 1848 года. Жене его Наталье Львовне тогда исполнилось 24 года. У них были дети: Петр пяти лет, близнецы Марья и Анастасия двух лет.

Смена поколений

Если положение храма в Сенницах было незыблемо и неизменно уже не первое столетие, то причт постепенно менялся. Умер дьякон Василий Сенницкий, и к 1860 году в числе сиротствующих при храме числились его вдова Дарья Абрамовна и сын Трофим Васильевич, который все еще учился в высшем отделении Рязанской семинарии. За семьей покойного дьякона оставалось право на вакантное дьяконское место, и вдовица получала половинную долю «дьяконского жребия» из доходов причта и пользовалась землей, принадлежавшей храму. Позже она перебралась на в Раненбургский уезд, в село Старое Кленское, где при храме служил дьячком ее сын Григорий Васильевич, в доме которого и поселилась.

В 1856 году сменился пономарь. Его должность досталась Григорию Антоновичу Смирнову, дьячковскому сыну, родившемуся в 1839 году. Он вышел из среднего отделения Рязанского духовного училища, чтобы занять место пономаря при храме села Дягилево Рязанского уезда. Оттуда 12 августа 1856 года Смирнов был переведен в Сенницы (пономарем же при Вознесенской церкви), а 27 сентября того же года архиепископом Смарагдом был посвящен в стихарь.

При состарившемся священнике Василии Бельдинском в 1861 году свершилось еще одно благое дело, оказавшее влияние на жизнь многих последующих поколений жителей села, – 9 сентября 1861 года в Сенницах при Вознесенской церкви было открыто училище. В рапорте благочинного о состоянии церковноприходских училищ священник села Струпна Алексей Надеждин доносил архиепископу Иринарху о том, что в сенницком училище занимаются десять мальчиков и две девочки, что два мальчика, окончив курс, выбыли.

Пожалуй, открытие училища было одним из последних благодеяний, осуществленных отцом Василием Бельдинским. Прослужив более полувека на одном и том же месте при храме Вознесения Господня в Сенницах, в 1866-м он «почил в Бозе».

После кончины старого настоятеля на приход назначили нового батюшку Петра Ивановича Нарциссова, пономарского сына, родившегося в 1841 году. Он окончил курс Рязанской семинарии с аттестатом первого разряда и 28 ок- тября 1866 года был рукоположен в сан священника архиепископом Иринархом, поставившим его на штатное священническое место в Вознесенской церкви Сенниц. Женат отец Петр был на Павле Петровне, 1850 года рождения.

Вдова прежнего священника Василия Бельдинского, Павла Михайловна, числилась сиротствующей при Вознесенском храме, но жила в селе Булыгине Зарайского уезда в доме своего зятя, священника того села Ильи Дмитриевского, получая пенсию 55 рублей на год, назначенную ей по указу Святейшего Синода.

При новом настоятеле перемены коснулись и Вознесенской церкви – в 1876 году на средства благотворителей храм, простоявший без всякого изменения 170 лет, был «распространен в северную и южную стороны. Тогда же возобновлен был иконостас главного придела».

Причта при нем по утвержденному в 1873 году штату положено было мало: священник-настоятель и псаломщик, но на приходе, помимо священника и псаломщика, служил еще один псаломщик, считавшийся сверхштатным. Дом священника был собственный, на церковной земле, в два этажа – низ каменный, верх деревянный.

Настоятель Петр Нарциссов за усердную заботу по перестройке и украшению храма в 1875 году был награжден набедренником. С 29 сентября 1872 года по май 1877 года он «проходил должность благочинного», а потом стал членом совета благочиния. К 1880 году у отца Петра и матушки Павлы Петровны было трое сыновей: Александр девяти лет, Иван семи лет и Павел трех лет.

От прежних времен остался псаломщик Иван Некрасов, которому в 1880 году исполнилось 45 лет. Женат он был на Ольге Михайловне. Была у них дочь Марья 17 лет и сын Василий 13 лет. В семье жила мать Ивана Михайловича, вдовая Екатерина Петровна, которой было уже 73 года.

Сверхштатным псаломщиком считался Николай Петрович Смирнов, сын причетника, родившийся в 1847 году. Он учился в Рязанской семинарии, вышел из низшего отделения и в 1866 году архиепископом Иринархом был определен во дьячка при церкви в селе Матвееве Пронского уезда. Тем же архиепископом Иринархом 6 марта 1866 года он был посвящен в стихарь. Из села Матвеева 21 апреля 1871 года он был переведен в село Насилово того же Пронского уезда, а 17 декабря 1878 года – в Сенницы, к Вознесенской церкви. Женат он был вторым браком на Наталии Николаевне, 1856 года рождения. А от первого брака у него было два сына – Иван 13 лет и Семен 11 лет, учившихся грамоте дома.

Церковным старостой 1 января 1875 года был избран отставной унтер-офицер Петр Григорьевич Здзеницкий, которому было 45 лет.

На приходе числилось 263 двора, в них жили 988 мужчин и 1084 женщины. Грамотными числились 200 мужчин и 50 женщин.

В клировой ведомости 1885 года отмечено, что в храме произвели ремонт: «В настоящее время, после того как в верхнем этаже на средства благотворителей возобновлен иконостас, в нижнем этаже возобновили [отремонтировали] церковь и устроили новый иконостас». Этот большой ремонт тянулся с 1876 по 1878 год.

Произошли обновления и в составе причта. Это была общая черта времени: настоятели стали меняться все чаще, дети духовенства все реже продолжали семейную традицию, покидая духовное сословие, в особенности если появлялась возможность получить хорошее светское образование и доходную профессию, скажем, став фельдшером или техником, а лучше врачом или инженером.

Новые времена

Отец Петр Нарциссов прослужил на сенницком приходе с 1866 по 1883 год. Его сменил

Петр Иванович Грацианский, 1837 года рождения, переведенный в Сенницы из села Черная Слобода Сапожского уезда. Он был назначен на штатное место приходского священника при Спасском храме после того, как 15 июня 1860 года окончил курс в Рязанской семинарии по второму разряду и был рукоположен архиепископом Смарагдом во священство. Там же, в Черной Слободе, он проходил должность учителя в местном сельском училище, а с 1864 по 1883 год преподавал в том же училище Закон Божий. По выборам он проходил должность депутата на епархиальном и училищном съезде от благочиннического округа Сапожковского уезда. За содействие распространению народного образования 19 февраля 1870 года был награжден набедренником. В 1872 году за труды по церковной постройке удостоился архипастырского благословения, а в 1876 году был награжден скуфьей. Это был заслуженный, известный пастырь.

После того как по резолюции архиепископа Феофилакта 31 января 1883 года Петра Ивановича перевели в Сенницы, уже 6 марта 1883 его назначили законоучителем в местное училище. Так же, как и на прежнем месте службы, отца Петра Грацианского избрали депутатом епархиального и училищного съездов от первого округа Зарайского благочиния. На новом месте священник Грацианский вдобавок к своим прежним наградам 7 января 1886 года получил «одобрение епархиального начальства» за усердное исполнение пастырских обязанностей. Еще через три года с той же формулировкой заслуг он был награжден камилавкой.

Супруга отца Петра скончалась, оставив ему сына Александра, о котором в ведомостях было сказано, что он обучался во втором классе Зарайского духовного училища. В 1892 году, когда ему исполнилось 18 лет, Александр Грацианский был исключен из 1-го класса Вифанской семинарии, и его определили на место псаломщика к церкви села Яблонево в Скопинском уезде.

С появлением отца Петра на приходе совпали важные для села и храма события. У церкви появился щедрый покровитель, имя которого раскрывается в упоминании о том, что для священника был выстроен дом. Жилые помещения в том доме были каменные, а к ним сделан деревянный пристрой с кухней и кладовой. Постройка была крыта железом. При доме возвели деревянные хозяйственные здания, крытые соломой. В ведомости сказано: «Сей дом пожертвован был ее сиятельством графиней Марией Александровной Келлер в 1883 году». То есть отец Петр сразу поселился в церковном доме. У псаломщиков были собственные дома, выстроенные из дерева. Все эти постройки стояли на церковной усадебной земле.

Вознесенской церкви принадлежал деревянный на каменном фундаменте дом, в котором помещались богадельня и квартира церковного сторожа. Этот дом был построен в 1887 году на средства прихожанина Георгия Васильевича Бурдасова.

По мере того как возрастала активность благотворителей, менялся и статус прихода. В 1888 году епархиальным начальством был утвержден новый штат, и с той поры при храме должны были служить священник, дьякон и псаломщик, но фактически служили священник, дьякон и два псаломщика.

К прежним служителям добавился дьякон Петр Александрович Смирнов, сын священника, 1867 года рождения. Он окончил курс в Рязанской семинарии по второму разряду в 1889 году. В сан дьякона был посвящен архиепископом Феофилактом 1 октября 1890 года и был назначен к Вознесенской церкви на штатное место дьякона. В 1893 году дьякон Петр Смирнов был утвержден в должности учителя при сенницкой сельской школе.

Из других событий на приходе следует отметить важную перемену в семействе псаломщика Ивана Михайловича Некрасова, сын которого, Василий, обучался в сенницком земском училище, а потом, пожелав избрать благой удел, поступил послушником в Рязанский Троицкий монастырь. Однако после того как его отец Иван Некрасов вышел за штат, Василий, которому тогда было 22 года, из монастыря вышел и объявил епархиальному начальству о желании занять место отца при Вознесенском храме. В псаломщики Василий Иванович был определен резолюцией преосвященного Иоанникия, викария Рязанской епархии, в ноябре 1892 года. К 1895 году он был женат на девице Марии Ильиничне, 1877 года рождения, и в 1895 году у них родился сын Павел. С ними жили старики Некрасовы, Иван Михайлович и Ольга Михайловна, а с ними незамужняя дочь Мария 32 лет, доводившаяся псаломщику Василию Некрасову родной сестрой.

В 1887 году прихожане избрали нового старосту – им стал крестьянин села Сенницы Иов Самсонов, которого переизбрали в 1890 году.

На приходе числилось 279 дворов, в них 1118 мужчин и 1117 женщин.

Перемены в составе причта

В 1898 году сенницкий приход получил нового настоятеля. Священник Александр Алексеевич Князев был сыном псаломщика из села Ловцы Зарайского уезда. Родился он в 1865 году, учился в Рязанской семинарии, курс которой окончил в 1888 году с аттестатом второго разряда. После этого он получил место учителя в церковноприходской школе Фофоновской слободы города Ряжска. Александр Алексеевич учительствовал в этой школе до октября 1893 года, а потом по своему желанию перевелся в образцовую 2-классную церковноприходскую школу города Егорьевска, построенную иждивением городского головы текстильного фабриканта Н.М. Бардыгина. Однако служить на новом месте ему пришлось недолго, потому что у него появилось желание принять священнический сан. По совершении всех необходимых формальностей 27 сентября 1894 года архиепископ Феофилакт рукоположил Александра Князева в сан священника и определил его к церкви села Стафурлово в Ряжском уезде. Тогда же он женился на Любови Николаевне, 1875 года рождения. В 1895 году у них родился первенец Борис, а в 1898 году – Владимир.

Александр Алексеевич Князев горячо в течение трех лет занимался благоустройством храма. Вместе с тем, его стараниями в Стафурлово была открыта церковноприходская школа. Супруга отца Александра, матушка Любовь, в 1892 году окончила курс епархиального училища и имела свидетельство о звании учительницы.

10 июня 1898 года архиепископ Мелетий пожаловал набедренник отцу Александру Князеву за его труды в селе Стафурлово. К тому времени он уже был переведен на приход Вознесенской церкви села Сенницы Зарайского уезда – перевод состоялся 12 марта 1898 года. На новом приходе матушка Любовь Николаевна стала учительницей в местной церковноприходской школе. Она занималась преподаванием там, пока в 1900 году у нее не родился третий ребенок – дочка Мария.

Пятью годами ранее отца Александра Князева на приход пришел дьякон Иоаким Аристархович Мелиоранский, сын псаломщика из рязанского села Дмитриевка Скопинского уезда, 1868 года рождения. Пойдя путями, прото- ренными прежними поколениями, он, поступив в семинарию, оставил занятия во 2-м классе и подал прошение об определении на должность псаломщика к церкви погоста Ростиславль. Прошение было удовлетворено, и резолюцией преосвященного Феофилакта, архиепископа Рязанского, от 13 ноября 1885 года он был поставлен на просимое место. Епископом Феодосием, викарием Рязанской епархии, 6 июня 1888 года Иоакима Аристарховича посвятил в стихарь. Прослужив два года, псаломщик Мелиоранский был рукоположен в сан дьякона епископом Михайловским Полиевктом, викарием Рязанской епархии, с оставлением, впрочем, на псаломщицкой должности при Троицкой церкви погоста Ростиславль, впредь до приискания вакантного места дьякона на другом приходе. Такое место открылось при приходе Вознесенской церкви села Сенницы, куда дьякона Мелиоранского и перевели 3 сентября 1893 года.

Еще при приходе в погосте Ростиславль Иоаким Аристархович преподавал в местной школе грамотности, занимаясь с детьми без всякой платы. Перейдя в Сенницы, дьякон был утвержден на должность помощника учителя земской школы.

Женат был отец Иоаким Мелиоранский на Марии Стефановне, дочери псаломщика, родившейся в 1860 году, получившей домашнее образование. Был у них сын Сергей, 1896 года рождения.

При приходе нашли приют в доме старого псаломщика Николая Петровича Смирнова дочери его сына Ивана, рожденные супругой последнего Марией Александровной: Надежда 11 лет и Зинаида 5 лет. Также при свекре и свекрови жила вдова умершего псаломщицкого сына Семена, Екатерина Игнатьевна, с дочкой Татьяной, родившейся в 1899 году.

Псаломщик служил все тот же, Василий Иванович Некрасов, и все его семейство обреталось при нем.

Шаг в XXвек

С прибытием нового священника было решено заново перестроить для него дом, ибо тот, который был подарен в 1883 году графиней Келлер, сильно обветшал, так же, как и все надворные строения. Каменный жилой дом был еще крепок, но деревянный пристрой с кухней и кладовой уже никуда не годился. В 1900 году деревянную пристройку сделали заново, покрыв ее железной крышей. В 1904 году снесли ветхие хозяйственные постройки, крытые соломой, и на поповском подворье выстроили новые, тоже из дерева, но теперь их покрыли железом.

Священник Александр Князев, продолжая традиции, заложенные в Рязанской епархии еще при архиепископе Гаврииле, всячески стремился расширить сеть начальных учебных заведений, и в 1903 году в деревне своего прихода он открыл школу грамотности. Кроме того, в Сенницах была министерская школа (одноклассное народное училище ведомства Министерства народно- го просвещения) и земская (тоже одноклассная) школа в деревне Трегубово.

Кроме того, Братство святителя Василия Рязанского 26 ноября 1904 года утвердило отца Александра в должности противораскольнического миссионера благочиния. За заслуги в трудах по духовному и гражданскому ведомствам священник Александр Князев был награжден скуфьей.

Пономаря Николая Петровича Смирнова, долго прослужившего на приходе сверхштатным, 3 сентября 1903 года «в уважение многолетнего служения» указом Рязанской духовной консистории утвердили в праве штатного псаломщика. После этого сверхштатным стал считаться другой псаломщик – Василий Иванович Некрасов.

Прослужившего на приходе всего 8 лет священника Александра Князева в 1906 году сменил новый батюшка, Андрей Григорьевич Благовестов, сын псаломщика, 1876 года рождения. Он окончил Рязанскую семинарию в 1898 году с аттестатом второго разряда. 2 октября 1898 года он был определен епископом Мелетием на должность псаломщика к Троицкой церкви погоста Ростиславль. Однако год спустя, 22 сентября 1899 года, училищный совет епархии направил его на место учителя в церковноприходскую школу Федоровской слободы в Рязани. Но и там он прослужил недолго, поскольку пожелал принять сан. 4 июля 1900 года епископом Полиевктом он был рукоположен во священника и назначен к Христорождественской церкви села Ястребова Рязанского уезда. Там же он проходил должность законоучителя при местной земской школе. За усердное служение в 1905 году отец Андрей был отмечен епархиальным начальством и награжден набедренником.

С Христорождественского прихода села Ястребово по резолюции епископа Владимира, викария Рязанской епархии, отец Андрей Благовестов 7 октября 1906 года был переведен на место священника к Вознесенской церкви села Сенницы Зарайского уезда. Женат он был на дочери священника Клавдии Петровне, 1878 года рождения. Она окончила курс в Рязанском епархиальном женском училище и до замужества служила учительницей в земской школе села Курбатова Рязанского уезда, поступив на должность в 1898 году. У супругов Благовестовых родились дети: в 1900 году – Виктор, в 1902-м – Иван, в 1903-м – Галина, в 1905-м – Лев, в 1908-м – Софья, в 1910-м – Евгений.

Военное время

Судя по документам, с началом войны в приходской жизни мало что изменилось. Причт был все тот же, только церковным старостой избрали нового человека. Им стал Прокопий Варлаамович Кириьяков, 63 лет от роду, избранный 6 августа 1916 года. Но есть среди приходской статистики одна статья, которая приоткрывает перед нами истинное положение вещей. В ведомости 1916 года на приходе показано 366 дворов, а в них 1285 мужчин и 1281 женщина. В сравнении с предвоенными годами убыло 13 дворов, почти сотня мужчин и более тысячи женщин. С началом войны, когда многих мужчин отправили воевать, женщин стали активно при-нимать на работу в те места, куда раньше не брали. Считавшиеся сугубо мужскими специально- сти стали отдавать женщинам. Они работали на снарядных фабриках и военных заводах, правда, на малоквалифицированных работах, но тем не менее получали вровень с мужчинами.

Тогда же в городах впервые появились женщины-дворники, сторожихи, кондуктора в трамваях. Из сел и деревень в город массово уходило женское население, привлеченное заработками и свободой. Теперь многие простые сельские бабы содержали семьи и становились главными в доме. Все это даже породило журнальную полемику о том, согласится ли женщина снова «вернуться домой», когда закончится война и спрос на женские рабочие руки опять упадет! Спорившие были уверены, что война непременно закончится победой, триумфом стран Антанты, и, исходя из этого, пытались «обозначить грядущие проблемы». Никто и не подозревал, какой сюрприз готовил рос- сиянам грядущий 1917 год… А женщины с той поры так домой и не вернулись, но по причинам, которые никто из журнальных полемистов в 1916 году угадать не смог…

 

 

 

 

НОВОСТИ:

Урок о новомучениках в Редькинской школе 15.12.2016

Урок об озёрском священномученике в Полурядинской школе 22.11.2016

День памяти священномученика Василия Архангельского 22.11.2016

День села в Емельяновке 15.11.2016

Аллея Славы в Сенницах 28.09.2916

Освящение Вознесенского храма в Сенницах 1.08.2016

Святыни возрождаются на Озёрской земле 13.07.2016

Сенницы: возрождение «жемчужины»